«В России главная проблема – правовая и судебная система»

23.09.2021 216 «В России главная проблема – правовая и судебная система»

Борис Йордан стал миллиардером в 2019 г. с состоянием в $1,2 млрд (по оценке Forbes) после выхода на биржу своей компании Curaleaf – крупнейшего в США производителя медицинского каннабиса. Но половину своего времени бизнесмен проводит в России, инвестируя в страну уже 30 лет. Ему есть что сравнивать, и «Ведомости» подробно расспросили его об этом. Политическую ситуацию в России Йордан считает стабильной, ему жить здесь сейчас «гораздо спокойнее». Он верит в развитие альтернативных – кроме сырьевых – секторов экономики. В российском списке Forbes, считает он, будут появляться новые имена, тесня нефтяников и металлургов.

В России потомок российских эмигрантов в США владеет одной из крупнейших страховых компаний – «Ренессанс страхование», которая одной из немногих в своей отрасли давно сделала ставку на цифровизацию, а теперь рассматривает возможность IPO. Компания хочет развивать новые бизнесы, консолидировать вокруг себя более слабых игроков, а для этого ей нужны деньги, объясняет Йордан.

– Вы с 1990-х гг. в российском бизнесе. Что вас до сих пор привлекает в России и какие, на ваш взгляд, главные недостатки сегодняшних реалий страны?

– Я уже почти 30 лет инвестирую в российскую экономику и считаю, что за это время она перешла от дикой экономики коммунистической системы в капитализм. Сейчас она не развивающаяся, а в процессе перехода в развитые. Россия сегодня является очень привлекательной страной для технологий и инноваций. Системы мобильных платежей в России гораздо лучше развиты, чем в Штатах: там мало кто платит с телефона, люди до сих пор используют много наличных.

Более того, из-за санкций Россия начала развивать другие сферы, кроме сырьевых, и это дало большой толчок к диверсификации экономики, о необходимости чего я говорил еще с 1990-х гг. Если раньше 90% инвестиций в российские проекты были иностранными, то сегодня тренд развернулся: в России развиваются свои рынки капитала, уже более 50% во всех IPO – российские инвесторы. При этом иностранный капитал продолжает играть важную роль.

Еще я бы добавил к преимуществам то, что многие как раз считают недостатком: в России существует политическая стабильность. Многие в западной прессе считают, что в России притесняют оппозицию, и в пример ставят Америку. Но я как человек, который родился в США и имеет бизнес в России, скажу так: в России чувствуешь себя намного спокойнее сейчас, чем в США, прежде всего из-за политических событий, которые там имеют место. Америка сейчас переживает тяжелые времена.

– Это даже удивительно слышать, живя в России и видя, что здесь люди как будто боятся лишний раз что-то сказать против власти.

– Я провожу половину своего времени в России, половину – в США и чувствую себя свободнее с точки зрения жизни в России, чем в Штатах. Россия выглядит на мировом политическом уровне очень стабильной страной.

С точки зрения экономики у России нет особых проблем с внешним госдолгом: он составляет порядка 40% ($471,4 млрд) от ВВП. У Штатов внешний долг уже 150% ($28,3 трлн) к уровню ВВП. В России достаточно стабильные экономические и политические обстоятельства. Очевидно, что может быть лучше, об основных рисках ведения бизнеса в России мы всегда можем прочитать в проспектах эмиссий компаний. Но я считаю, что на мировой картине сегодня Россия смотрится для инвесторов очень хорошо.

– Почти три года шло уголовное дело Baring Vostok, недавно оно завершилось условным сроком его основателю Майклу Калви и другим фигурантам. Как это влияет на инвестклимат и желание зарубежных инвесторов идти в Россию?

– Я не юрист, не могу комментировать суть этого [судебного] процесса. Но я лично знаю Калви 30 лет. Он больше, чем кто-либо, профинансировал технологичных компаний в России, которые сегодня представляют гордость российской экономики. Мне очень трудно представить, что Майкл что-то неправильно сделал, потому что он очень осторожный. Майкл – один из самых доброжелательных и честных инвесторов, которых я когда-либо встречал.

Знаете, самая большая беда в том, что Майкл является одним из немногих крупных инвесторов на российском рынке, таких людей всего около 10. Если посмотреть на весь мир, таких фондов очень много, а в России всего несколько. Его фонд, как вы знаете, является инвестором и «Ренессанс страхования».